«Мы боялись 18 лет»: Чеченцы Франции провели митинг против терроризма

Митинг чеченцев против терроризма в Париже. 3 июня 2018 г.
© RFI/Sergey DMITRIEV

В Париже в воскресенье, 3 июня, состоялся митинг чеченской диаспоры, осуждающий террористическую атаку, совершенную 12 мая в Париже уроженцем Чечни Хамзатом Азимовым. Как объяснили организаторы, таким образом чеченская диаспора Франции хотела выразить соболезнования французскому обществу и продемонстрировать, что чеченский народ не имеет ничего общего с радикализмом и терроризмом. На акции побывал специальный корреспондент RFI Сергей Дмитриев.

Митинг прошел в центре французской столицы, на площади между Лувром и Государственным советом. В акции приняли участие около 500 человек. Участники акции держали плакаты «Чеченцы против терроризма», «Насилие не имеет национальности», «Французские СМИ, перестаньте атаковать чеченскую диаспору!». Многие пришли с флагами Ичкерии. Женщины на акции стояли отдельно.

Присутствовавший на митинге бывший пресс-секретарь президента Масхадова, а позже получивший убежище во Франции историк Майрбек Вачагаев лично знаком с семьей напавшего на прохожих в Париже Хамзата Азимова.

— Его родители — и отец, и мать — чеченцы, порядочные люди. Они сами в шоке, — рассказал RFI Вачагаев. — Я знаю эту семью, они недалеко от меня жили в Аргуне. Какое-то время мы были соседями. Очень приличная семья. Когда местная власть [уже после теракта в Париже] начала таскать [на допросы] их родственников. Никаких претензий к ним не могло быть, потому что они никак себя не проявляли ни в каком радикализме.

Родители Хамзата Азимова были задержаны сразу же после установления личности нападавшего. Однако спустя три дня, после допроса в полиции и в службе внутренней разведки, они были отпущены.

— Отец и мать — люди, которые выехали из Чечни, чтобы спасти своего ребенка, именно вот этого мальчика спасти. А в итоге получилось, что они недосмотрели, и мальчик закончил свою жизнь здесь как террорист, — говорит Майрбек Вачагаев. — 18 лет мы боялись, что кто-то может оказаться таким, и 18 лет спустя, как мы покинули республику, появился этот молодой человек…

Другая участница митинга, Зияна Каимова, как и Майрбек Вачагаев, вынуждена была уехать из Чечни в начале 2000-х годов. Во Франции выросли ее дети, родились внуки.

— Я живу в Париже уже 17 лет, — говорит Зияна. — Я приехала сюда во время войны, раненая, у меня была травма позвоночника. И нас до того хорошо приняли. Для нас были открыты все двери. Сразу дали бумаги, дали жилье. Дали все, что возможно, все, о чем мы мечтали. Трое детей мои выросли здесь — два сына и дочка, они все работают, платят налоги, живут хорошо. У меня здесь родились внуки и внучки.

Зияна объясняет, что благодарна Франции за то, что эта страна приняла ее семью в такой трудный момент. Именно поэтому она решила прийти на этот митинг.

— Этот случай, который с чеченцем произошел, — нам это очень обидно. Потому что мы, народ чеченский, который во Франции живет, и до сих пор приезжают, и для нас делают все, мы не можем дозволить такие поступки.

В свою очередь, Майрбек Вачагаев не согласен с тем, что чеченская диаспора должна нести какую-либо ответственность за случившееся.

— При чем тут чеченская диаспора и чеченцы вообще? — Задается вопросом Майрбек. — Он мальчиком приехал, ему было четыре года. Он вырос здесь. Больше видел школу французскую, чем своих родителей, которых он четыре часа в день только мог видеть, а восемь-десять часов он проводил в школе. Он не говорил на чеченском языке, не общался с чеченцами, жил во французской среде. Почему они не воспринимали его как француза? Обязательно нужно было упомянуть его этническое происхождение?

Организатором митинга выступила чеченская ассоциация Франции «Мир и согласие». Как рассказал RFI ее представитель Саид-Ахмед Усманов, французские чеченцы опасаются, что этот случай и его освещение в СМИ могут негативно отразиться на отношении к чеченцам, но пока таких изменений он не замечает.

— В принципе, такого ощутимого изменения со стороны властей нет, — говорит Саид-Ахмед. — Но со стороны СМИ начинается «демонизация» чеченского общества. И если молчать, то это нарастает, и когда это распространяется в СМИ, и люди начинают подхватывать это. Дальше мы боимся, что начнутся какие-то депортации или отказы в статусе беженцев. Уже несколько лет много отказов в статусе беженца. Но у тех, кто уже получили статус беженца или гражданство, у них гонений никаких нет здесь, и мы воздаем всю хвалу Аллаху за это!